UA EN

СИТУАЦИЯ УТА

Текст Александра Топилова (Одесса)

 

СИТУАЦИЯ УТА

— Чотыри мисяця! Чотыри мисяця, люби друзи, мы щонедили збыралыся самэ тут, на цёму мисти, на нашему мысцевому евромайдани, щоб выказати свою…

— Так а шо там Квадратура круга? — спрашиваю я Леночку о нашем общем друге Квадрате. — Видела? Он здесь?

— Не знаю, не видела… Надо ему позвонить…

Саша, бойфренд Лены, стоял чуть в сторонке от нас со какими-то своими приятелями. Судя по серьезным фейсам, они как минимум решали дальнейшую судьбу Украины. Мы же с Леной продолжали свой пустой разговор ни о чем. Это было в воскресенье. На Приморском бульваре. Прямо возле Дюка. Народа было много. Типа местный одесский Евромайдан. Что-то праздновалось. То ли сомнительное подписание соглашений с ЕС, то ли 4 месяца борьбы с хуйзнаетчем. Со сцены продолжались доносится восторги выступающего:

— Чотыри мисяца щонедили…

Тут-то я и увидел Уту. Уту Кильтер. Наш местный культуролог и искусствовед. Как и все нормальные одесситы я считаю Уту не очень нормальной… В хорошем смысле этого слова. Типа не от мира сего. Настоящая звезда телевидения и безумия. Тем не менее я ее весьма уважаю и даже где-то люблю. Особенно после того, как мы с ней пару раз пересекались на каких-то совместных пьянках художничков и я с ней пообщался в нормальной такскать обстановке…

— Ута привет!

— Привет, дорогой, — Ута была как всегда подчеркнуто холодна и безэмоциональна.

— Ну шо, как дела?

— Тебя действительно интересуют мои дела? Или ты это так — лясы поточить? — Ута смерила меня с головы до ног одним из тех взглядов, которые должны нормального человека уничтожать в течение 5 секунд. Но я-то тоже не лыком шит, я-то тоде не очень-то и нормален по своей сути! Поэтому я лишь дружественно (как мне казалось) расхохотался в ответ и продолжил ничего не значающую беседу:

— Да конечно просто лясы поточить… Тут в своих делах не разберешься, еще и про твои выслушивать.

Я честно заработал еще один уничижающий взгляд, подчеркнутый максимально презрительным выражением лица:

— Значит Банча. Перестань со мной общаться как со своей уборщицей. Понял?

— Безусловно, Ута — прости, родная! Кстати, я люблю своих уборщиц.

— Какая мне разница, как ты относишься к своим уборщицам? Я не твоя уборщица!

Возникла неловкая пауза… Со сцены продолжали вещать о 4 месяцах.

— Банча, у тебя есть кто-то умный и толковый?

— В смысле? — я про себя быстренько стал оценивать сказанное. Что это: намек на то, что я суть глупость и бестолковщина? Или что она имеет ввиду?

— Ну ты слышишь, какую чушь несут там со сцены? Это ж чудовищно и бесчеловечно. Просто глупость какая-то несусветная. А тут между прочим Дибров приехал, снимает это все. Но ведь это ж полнейший стыд! И зачем он все это говорит на мове? Он же людям должен все это доносить! Одесситам! А тут мало того, что полный бред несут, так еще и на мове… Зачем это? Для кого это? Для Киева стараются что ли?

— Аааааааа… Мммммммм… Нууууууу… — я честно задумался о ком-то «умном и толковом». Можно даже сказать, что это и был момент истины, когда я понял: ни одного умного и толкового друга у меня и в помине нет. Но я честно пытался выиграть время: — Так шо ты хочешь, я не понял?

— Кого-то умного и толкового.

— Чтоб он вот сейчас согнал нахуй со сцены чувака, и выступил по существу?

— А что? Ты что, не слышишь какую чушь там несут? Да еще и на украинской… Зачем спрашивается? Надо ж с народом общаться, с одесситами…

Со сцены продолжали доноситься слова ликования о 4 месяцах победы. Тут в диалог вступила Леночка. Но ненадолго:

— Ну в общем-то честно говоря…

— Значит девушка. Давайте как-то действовать поступательно. Сначала я пообщаюсь с Банчей, а потом с Вами. Так что, Банча, ну хоть кого-то ты можешь предложить?

— Мммммм… Нуууууу… А быть может Такая-то Такая-то ? — я называю имя и фамилию своего возможного кандидата на умного и толкового человека.

— Банча. Ну вот ну ёлки-палки. Я у тебя спрашиваю про кого-то умного и толкового, а ты мне тусовщицу какую-то подсовываешь… Ну вот как это понимать? — Ута меня в третий раз смерила презрительным взглядом, в котором досада и фрустрация соседствовали с аннигиляцией и разложением меня на молекулы.

В голове у меня была лишь одна симпсоноподобная мысль: «Только не предлагай свою кандидатуру, только не себя. Молчи, Банча! Сосредоточься на чем-то другом. Вспомни как звали отца третьего гитариста группы Dr. Feelgood. Только не надо предлагать свою кандидатуру!» Ута же не переставала вертеть головой, высматривая в толпе на площади кого-то из знакомых. В идеале кого-то умного и толкового.

— О! А вон Борюсик идет, мой спаситель! За сим, Банча, адью, мне надо срочно бежать. До свиданья!..

Мы с Леной смотрели в след удаляющейся Уте… Лена вздохнула и лишь молвила с какой-то философской горечью в голосе и слегка отрешенной печалью в глазах:

— Ну… Хорошо хоть нахуй не послала и пиздюлей не надавала…

— Твоя правда… А ведь могла — имела полное моральное право уничтожить всех уродов, которые настолько тупы, что за всю свою жизнь так и не свели знакомства ни с одним умным и толковым чуваком!

Со сцены по-прежнему доносилось: «Чотыри мисяця! Чотыри мисяця, люби друзи, мы щонедили збыралыся самэ тут, на цёму мисти, на нашему мысцевому евромайдани, щоб выказати свою…»

Текст предоставлен автором

МІТЄЦ предоставляет авторам текстов и героям сюжетов свободную площадку для высказываний, но оставляет за собой право не разделять их взгляды.